«

»

Амон Тобин — самый главный электронщик мира (часть 1)

амон тобинАмон Тобин просто одержим звуками. Достаточно прослушать хотя бы один из его альбомов или примеров создания звука. И во время интервью с этим 45-летним музыкантом этот факт становится очевидным: вся его жизнь посвящена созданию звука. На протяжении многих лет Тобин изучал мир музыки и при этом ни разу не остановился в своём прогрессе познавания. Начав свою деятельность с обычных клубных мелодий, и, дойдя до непревзойдённого «ISAM», — его восьмого студийного альбома, наполненного мультимедийными экспериментами, можно сказать однозначно: Амон Тобин — один из самых главных передовых электронщиков на сегодняшнее время.

Амон Тобин (из его видеоинтервью): «Моя музыка — это больше, чем просто эксперименты по исследованию звука и возможностей по созданию его. Я пытаюсь выяснить всю музыку, глубоко разузнать её и звук. Понять почему всё именно так, почему все это работает именно в такой последовательности. Это больше любопытство по поводу тех вещей, которые способствуют развитию моей мотивации.

Это было подобно ответу на все вопросы, которые терзали меня и мое приближение уже к другим вещам, при этом, это не было, типа, я сел и подумал: «О, как бы мне создать тут что-то крутое, чего еще не было ни у одного другого музыканта и, при этом, не относилось и к диджейскому стилю». Я реально не мог почерпнуть вдохновение и идеи из клубов. И я не мог создать это, только используя диджейское оборудование, которое у меня было, и поэтому мне оставалось поразмыслить над тем, как же мне всё это провернуть».

Амон Тоби проживает в сельской части Калифорнии за пределами Сан-Франциско. Он всю жизнь жил в больших городах и в этот раз он решил изменить свое кредо, переселившись в глубинку, несмотря на то, что у него строится отдельная студия в Лос-Анджелесе: «Я проживаю в 20 минутах езды от места, где можно купить сигареты. В Лос-Анджелесе я строю небольшую студию и мне приходится постоянно ездить туда-сюда. Но в этой сельской местности есть что-то уникальное, что-то, что притягивает».

Амон Тоби не вырос в музыкальной семье и вообще никогда не думал, что будет заниматься музыкой серьёзно. В школе родители заставляли его больше изучать химию. Они считали, что в этом есть смысл. Но в 80х годах начал развиваться хип-хоп, молодые ребята постоянно обменивались кассетами с записью треков этого направления: «Мы все тогда были маленькими мальчиками в Гатсинге, мы были бедными и не знали, чем заняться, так как у нас ничего не было, и мы погрузились в эту музыку. Мы передавали друг другу записи хип-хопа на кассетах, эта музыка сперва создавалась в Нью-Йорке и Детройте, потом шла в Лондон и только после этого попадала к нам. Я просто погрузился в эти записи. Однажды летом я решил, что приобрету себе двухкассетник от Toshiba. Что бы его купить я проработал вместе с другом на автомойке весь сезон, доводя машины до блеска, и, ура, — он появился в моём распоряжении. Как сейчас помню, он назывался MiniSystem. Именно это меня привело к музыке. Объясню как: я начал по воскресеньям делать свой топ-40 радио-песен, записывая на кассеты всю музыку с радиоканала и потом переписывая отдельные фонограммы, которые мне нравились. Ну, и раздавал их друзьям в школе. Если часть трека мне не нравилась, то я переписывал его так, как мне этого хотелось, используя кнопки «стоп», «пауза», «запись», «воспроизведение» — я очень быстро научился редактировать. Еще до сэмплеров, я уже манипулировал фрагментами. И когда я узнал о существовании сэмплеров, я понял, что это просто такой же магнитофон, но с большими и лучшими возможностями по редактированию звука».

Первый альбом у Амона был создан на базе сэмплов виниловой коллекции. Сам он винилом не обладал, но его друг открыл свой лейбл «9Bar Records», а так как у него ещё не было клиентов, он начал понукать Тоби стать первым композитором, который будет выпущен под этой маркой. Друг, при этом, увлекался джазом и у него была большая коллекция винила. Амон использовал их для поиска нужного звука: «У него была действительно хорошая коллекция! Я позаимствовал у него на время некоторые его грампластинки и попытался найти в них звуки, которые мне нравились. При этом я использовал также компакт-диски для поиска уникального звучания. В общем, я пробовал все, что попадалось под руку. В то время все мое внимание было сосредоточено на том, а что будет, если собрать воедино музыкальные образцы, которые на самом деле были из разных источников. Самое главное, что мне не надо было приобщаться к этой музыкальной культуре, к этому стилю. Я почувствовал настоящую искру, что мне не нужно притворяться, что я джазмен или пытаться воссоздать этот стиль или быть частью его культуры. Это был огромный поворотный момент для меня. Это был великий мост, чтобы иметь возможность делать музыку, которая была связана со всем этим, что я слушал, но при этом не участвовать в культурном конфликте (в то время, да и сейчас иногда, считалось, что такую музыку могут сочинять только «чернокожие» люди. Если её писал человек европейской внешности, то происходили постоянные споры и дебаты об истинности и правильности такой музыки — прим. муз. жур. «TrunoVSergeY CommunitY»)Закончив сложную работу над альбомом, я потом не расставался со своим портативным проигрывателем: во время гастролей, я постоянно заходил в магазины с музыкой, слушал и записывал звуки. Я даже не искал редкие или крутые записи, я слушал всё, что мне помогало найти определенный звук».

Как говорит о себе Амон Тоби, он был совершенно невежественен в стилях, когда искал источник для вдохновения: «Я знал о хип-хопе и в какой-то степени знал о блюзе, они были единственными направлениями, с которыми мне приходилось иметь дело, но звуки, которые меня привлекали, были в основном из саундтреков, имеющих нелинейную структуру и при этом несложную аранжировку, то есть не такую как у поп и рок направлений». Тоби не особо хотел использовать классическую музыку для коллекции своих сэмплов, так как ему не хотелось идти по пути, пройденному другими, но зато у него есть большая коллекция записи барабанных партий: «Shelly Manne против Art Blakey, Buddy Rich против Louie Bellson — эти большие битвы были источниками для моих ударных сэмплов. Я пытался найти маленькие секции барабанов и делать свои собственные барабанные соло на их основе. Это был настоящий лихорадочный поиск новых возможностей, от которых сносило голову».

Амон Тобин — самый главный композитор — электронщик мира (часть 2).

Если вам понравилась статья, то попрошу репосты или лайки. Для меня это будет хорошей поддержкой.

Наше сообщество в Контакте Твиттере Фэйсбуке Ютубе Дзен

Материал является авторским, при копировании ссылка на статью или сайт sergeitrunov.ru обязательна!

Если у вас есть что дополнить или подискутировать, пишите:

%d такие блоггеры, как: