«

»

Dr Jason Woolley: роль звукорежиссера в мире музыкальной продукции…Приготовься стать неизвестным!

Приготовься стать неизвестным! Как согласятся многие, осуществление хорошей записи часто ассоциируется с созданием опыта погружения в прослушиваемый материал, при  котором единственное, в чём осведомлён слушатель — это музыка, а не конкретная «техника записи». Как указывал Джим Андерсон в одной из своих лекций в 2009 году относительно цифровых аудио стандартов, для достижения этой цели, качество звука должно быть “таким убедительным и естественным, чтобы слушателю не  приходила в голову мысль о какой-либо манипуляции, фальши”. В этом ли роль звукорежиссера?
Это значит, что совершенство записи заключается в её естественном, неподдельном качестве, которое могло бы, следовательно, считаться образцовым. Отсутствие посторонних звуков, по мнению Джейсона Вули, к огромному сожалению, имеет место только тогда, когда что-то скрыто, так как их наличие  часто и является теми средствами, с помощьюкоторых сам процесс звукомонтажа остаётся незаметным и, может быть, само непосредственное присутствие звукорежиссёров не воспринимается.

Dr Jason Woolley

Считаю, подобной прозрачностью должны обладать и попадающие в прессу выходы музыкальных обзорных ревю. Как указывал Пол Тинджен в своём отзыве 2013 года об одном из произведений Парижского дуэта братьев Дафт Панк: “обозреватели музыкальных изданий редко комментируют
звукорежиссуру” и я добавил бы, что всё, касающееся студийной работы, часто бывает, казалось бы, достойным комментирования, только в случаях её технического несовершенства или же тогда, когда есть некто несогласный c неэстетичностью презентации. Если же постановочная  деятельность и её средства удовлетворительны, то сама режиссёрская роль часто остаётся  за кадром, и тогда это и есть то самое, что создаётся определённым числом невидимых монтажёров,  вносящих свой вклад в процесс создания музыки. Только там, где «неощутима» техничность, конечно, там, и только там, и сами техники слишком часто ‘в глаза не бросаются’.

Не обращали ли вы внимания на манеру, с которой держит себя конкретный преуспевающий продюсер или звукорежиссёр во время беседы, не имеющий ни малейшего намерения подчеркнуть свой персональный вклад, ради возникновения  у аудитории во время обсуждения, постороннего интереса, отвлекающего от обсуждаемой темы?  Имеется, бесспорно, немалое число техников, которые стали предметом споров в узком семейном кругу. Одни за свою уникальность, такие, например, как Сэр Джордж Мартин, или в противопоставление ему, такие, как Фил Спектор. Но существует и много прочих, имена которых в узком семейном кругу не  упоминаются. Всегда примечательно увидеть работников искусства, с которыми я сотрудничаю, получивших признание за свой труд, как это превосходно, если они при встрече дают мне понять о своей причастности к имевшему место где-либо ревю, обозрению.

Или же ещё случай, недавнее электронное письмо встревожило меня своей приторно положительной статьёй, в одном из хорошо известных, уважаемых и авторитетных музыкальных, печатных изданий, об авторской работе одного известного мне исполнителя, вклад которого я освещал. Я всегда бегло просматриваю обзоры деятельности своим участием, но, как ранее обсуждалось (и как многие на собственном опыте испытывали), ревю
альбомов редко упоминают саму технику звукомонтажа. То ревю, находящееся в фокусе, не было исключением. Дело обстояло так, словно режиссура там вообще отсутствовала … была незаметна! Весь тот напряжённый труд был вне рамок признания.

Тем не менее, другим недавним примером случай, когда вопреки норме, именно тот самый, выше упомянутый, исполнитель, зная меня и мою меркантильную ‘приверженность к модели отсутствия’ в этом смысле, встретился со мной со словами: “Привет, дружище! Какой обширный охват у ревю этого альбома. О нём даже было сказано, как о хорошо прокомментированном… Ведь это ты, так всё обставил, приятель?”

Пара слов в довольно пространном ракурсе, но, по меньшей мере, заметно подобное признание! Иначе говоря, тогда, когда постановочный процесс по моему опыту, остаётся обойдённым вниманием, незамеченным в обозрении, а ведь он иногда таков, даже, как для восприятия, так и для исполнения. Это исключение, как выше упоминалось, в случае,когда задуманная и воплощённая диэстетичность, то есть отсутствие чувства прекрасного, дисгармонирует или же имеется налицо в виде технического разлада в самой постановке.

Как Алан Уильямс отмечал в своей статье о звукорежиссуре кино, “Зрители не замечают удачной звуковой комбинации, перспективы и прочих эффектов, но они с болезненной физической осведомлённостью ощущают ‘убогое’ применение этих технических особенностей”. Уильямс даёт пример фильмов которые были плохо передублированы, хотя тоже самое можно было бы, вероятно, сказать и о их музыкальном сопровождении. Например, когда вышел у Металлики, представленный ими одноимённый альбом в 1991 году, Адам Свитин, в своём описании и обозрении этого альбома для Гардиан, обсуждал изменение в направлении жанра альбома, подаренного фанатам в 1988 … — Справедливость Для Всех. Хотя звуковые различия у двух этих альбомов довольно хорошо признаются в режиссёрских кругах, обсуждение Свитинга, которое он строит на музыкальных аранжировках песен. Он писал: “В новом альбоме Металлики проступают черты вкраплений мелодии и нескольких песен, которые могли бы загнать его в эфир поп-радио.” В2008, та же самая газета опубликовала статью об альбоме Дэф Магнетик (Убойный магнетизм), который начинается со строки, “Новый альбом Металлики не ужасен — он просто безобразно озвучен.” Статья вовсе не относится к композициям группы в том альбоме, а только к сжатой в высшей степени антиэстетичности звукорежиссуры. Можно было бы подвергнуть сомнению то, что, если о постановочном процессе ни в обзорах прессы, ни в слушательских комментариях нет упоминания, это значит, что всё обстоит благополучно. Может быть отсутствие новостей — хорошее известие. Хотя я не думаю, что мы, как продюсеры, можем быть удовлетворены, я полагаю всё, что мы все можем естественно осуществить просто не оплошать в следующем проекте, уверенные в том, что мы отдаём должное, максимально
длительно оставаясь за кулисами невидимости. Эхом отзовётся наше присутствие, если это не так!


Об авторе Доктор Джейсон Вули — руководитель музыкальной программы, популярной и созидательной музыкальной студии в Манчестерском Столичном Университете. Он также является внештатным композитором, гитаристом и музыкальным режиссёром.

я в твитере я в фейсбуке я в контакте я в ютубе

Если у вас есть что дополнить или подискутировать, пишите:

%d такие блоггеры, как: