«

»

Интервью с Agnes Obel, создательницы необычного альбома Citizen Of Glass (часть I): путь творчества

Agnes Obel

Agnes Obel (Агнес Обель) и её атмосферный звук с более чем трёх альбомов, появился под влиянием саундтреков к пленкам Дэвида Линча и Альфреда Хичкока. Как и в музыкальных произведениях Эрика Сати и Клода Дебюсси, Обель помещает свой выразительный «дымный» голос вместе с декоративным фортепьяно, обыгрывая все это звуковыми пейзажами струнных инструментов и очень странных слуховых структур.

Такой индивидуалистический подход к своей музыке у Агнес Обель можно проследить на основе ее воспитания в Дании и на том влияния, которое оказали на нее ее родители: ее мама постоянно играла классические фортепианные композиции дома, вместе с более экзотическими гибридными стилями. “Ей очень нравилась классическая музыка, которая была смесью простых и народных мелодий”, говорит Обель. “Мою маму этому научил Барток — венгерский учитель игры на фортепиано, и она также любила российские и шведские народные песни, которые иногда играла в джазовой манере. Я думаю, что очень многое почерпнула от нее”.

Между тем папа собирал необычные музыкальные инструменты и интересовался передовой технологией. “В юности он был гитаристом, но забросил это дело, и затем, я думаю, он как бы восстанавливал свою мечту посредством покупки инструментов”, говорит Агнес. “Таким образом, у нас была студия дома. Он был действительно человеком интересующийся не только механизмами, но и современной технологией, компьютерами и большими экранами. У нас вообще была первая семья, у которой был большой плоский телевизионный экран из всех остальных семей, которые я знала. Это было так странно — вы должны сидеть ровно напротив такого экрана, иначе вы не увидите изображение”.

Это взаимодействие классики и современной технологии позже отложило отпечаток на творчестве Агнес Обель. Но и как молодая девушка, изучающая игру на фортепьяно, она также баловалась различными ролями в музыкальных группах. “В первой группе, в которой я играла, я просто пела”, вспоминает она, “а затем, когда мне стало 12 лет, у меня была вторая «банда», где я играла бас-гитаре, но это не было чем-то таким суперским [смеется]. Музыка, которая была вокруг меня — это рок или поп или блюз, а в детской группе мы играли Битлз. Поэтому меня окружала различная музыка, а не только классическая. Я участвовала в сочинения различных жанров”.

В 17 лет, в соответствии с датской схемой образования, студентам дается возможность в течении трех лет получить дополнительное специфическое образование и Агнес Обель выбрала изучение музыкопроизводства. “Там все рассказывалось про аналоговое оборудование, о том, как записывать на магнитную ленту, но мне повезло, я сидела за партой с ребятами, которые делали хип-хоп на кубейсе. И затем во второй половине учебного года я проходила интернатуру в студии с парнем, который был фанатом Лоджика до костей”. Agnes Obel

В результате испробовав и аналоговую и цифровую запись Агнес быстро поняла, что она предпочитает последнюю, учитывая ее возможности по манипуляции со звуком. “Я начала с аналоговой записи”, говорит она, “мне это нравилось. Но все понимается в сравнении. После того, как я освоила программу секвенсора, я поняла на сколько все делается легко и удобно. Тем более, что у меня никогда не было денег, чтобы создать дома аналоговую студию, да и помещения такого тоже не было в наличии. Таким образом, три года обучения я закончила тем, что полюбила записывать все в цифровой формате. В нем я могу делать все, что за хочу без посторонней помощи — любые изменения, любые манипуляции, перезаписи и т.д.”.

В 2006, Агнес Обель переехала в Берлин с ее бойфрендом, фотографом и художником мультипликации Алексом Брюэлем Флагштадом, который заставил ее далее развивать свои творческие таланты на музыкальном поприще. В то же время, она встретила группу электронных музыкантов, которые вдохновили ее, но на другом моменте: они полностью проконтролировали каждый аспект творческого процесса.

Я уже начал работать одна (без всяких групп), прежде чем я переехала в Берлин”, говорит она. “У меня было немного аппаратуры дома. Но я был очень мотивирована на успех, благодаря своему парню, который сказал, ‘я думаю, что твои отдельные личные композиции на много успешнее, чем то, что ты создаешь находясь в составе различных групп’. Но все равно, в голове у меня оставалась зависимость от «групп, продюсеров, студий и инженеров». Но в Берлине я попробовала по сочинять сама. Я просто немедленно начала писать и записывать музыку, потому что этот процесс давал мне крылья. И когда я закончила создание альбома, мои друзья из Берлина полностью от корочки до корочки провели процесс микширования и мастеринга. Это их небольшая вселенная, которая мне очень понравилась и я ее полюбила»

«Вы могли просто действительно все сделать независимо от каких-либо людей и это действительно дешево. Цифровой процесс микширования ничего не стоит по деньгам. И я нашла эту замечательную свободу в нем. Вы можете работать действительно интуитивно, и вы не должны останавливаться. Вы только видите еще большие просторы возможностей для вас. Я думаю, что все это преобразовало меня и дало мне те возможности, которые уже являются частью меня

Интервью с Agnes Obel, создательницы необычного альбома Citizen Of Glass (часть 2): как делался альбом и его основная идея.

Наше сообщество в Контакте Твиттере Фэйсбуке Ютубе Дзен

Если у вас есть что дополнить или подискутировать, пишите:

%d такие блоггеры, как: