«

»

Камера тишины или белое безмолвие

Камера тишины«Камера тишины. Арктика.…Такова была дорога, по которой я направился домой, сделав это явно сгоряча. Стояла изумительная ночь. Тихо. Никакого ветра. Ни единого облачка. Полная луна. Звёзды выстроились в этой синеве, как на параде. Тёмно — синий небосклон, голубой снег, и я, единственная живая душа в ледяном царстве.
Шёл я, шёл и устал. Мне стало жарко, захотелось присесть и покурить. Напороться на
медведей я не рассчитывал, но винтовка у меня была. Я поставил её рядом и принялся
закуривать. Я присел на какую — то льдину. Одну за другой втянул руки из рукавов малицы на грудь. Я закурил. И вдруг мне стало страшно. Страшно стало потому, что вокруг была тишина. Её мало назвать мёртвой. Это была абсолютная тишина. Ни скрипа, ни треска, ни ветра. Видимость на десятки километров. Освещённые полной луной, отлично вырисовывались горы. Звёзды подмигивали, но никакого шума от этого, естественно, не получалось. Одна мысль о тишине вселяла в меня ужас. Когда я шёл, она исчезла. Я прогонял её скрипом моих шагов по снегу, шумом» — цитата из книги Э.Т. Кренкеля «RAEM мои позывные».
Этот эффект описанный в рассказе является довольно редким интересным явлением. Его можно получить и в других условиях, не связанных с Арктикой, но только в безэховой камере или как ее еще называют «камера тишины». Многие люди, которые работают и изучают звук в этих безрефлекторных комнатах, говорят о странном не естественном чувстве, возникающем, при отсутствии эха и реверберации от своих действий или слов. Это явление довольно необычное для человека, который постоянно окружен звуками. Каждое наше действие: шаг, или глоток создает какой либо шум, который отчасти еще отражается от стен или от пола. Кроме этого нас постоянно окружают сонмы других звуковых волн: машины, деревья и т.д.
Попадая в безэховую камеру, человеку становиться не уютно, если он находиться в ней долго: очень странно, к примеру, сказать или крикнуть слово, но не услышать реверберации или отклика. Максимальный рекорд поставил Ствен Орфилд, проведя 45 минут безрефлекторной комнате в лаборатории Орфилд (штата Миннисота, США). После 45 минут начинаются галлюцинации. А у всех остальных еще и раньше. В безэховой камере – ты становишь главным источником звука: можно услышать не только биение сердца, но и движение легких. В таких лабораториях проверяют наших космонавтов на стресс-устойчивость. Длительное нахождение в таких условиях крайне опасно для психики.Камера тишины
Да, живя, мы не замечаем, что наша речь отражается от стен, деревьев, асфальта и т.д. Мы даже идем, ориентируясь на звук своих же шагов (об этом, кстати, мало кто знает, по — этому в безэховой камере лучше сидеть, а не ходить, так как пропадают сигналы балансировки и маневрирования). Шум становиться частью нашей жизни, слитной настолько с нами, что без него в определенных условиях может возникнуть паника, как и у нашего героя из «RAEM мои позывные»: пока он шел по бескрайним арктическим просторам, все было нормально – хруст снега довольно таки сглаживал всю картину. Когда же он решил закурить, большинство звуков просто отразились от снега и ушли в пространство севера, не вернувшись своему обладателю. Повторился эффект очень сильно приближенный к безэховой камере. По — этому нашему герою стало не по себе.
«»У природы много способов убедить человека в его смертности: непрерывное чередование приливов и отливов, ярость бури, ужасы землетрясения, громовые раскаты небесной артиллерии. Но всего сильнее, всего сокрушительнее — Белое Безмолвие в его бесстрастности. Ничто не шелохнётся, небо ярко, как отполированная медь, малейший шёпот кажется святотатством, и человек пугается звука собственного голоса. Единственная частица живого, передвигающаяся по призрачной пустыне мёртвого мира, он страшится своей дерзости, остро сознавая, что он всего лишь червь. Сами собой возникают странные мысли, тайна вселенной ищет своего выражения. И на человека находит страх…» Это написал Джек Лондон в рассказе «Белое Безмолвие». Впоследствии, перечитывая этот рассказ, я понял, что тогда я встретился с ней, с Великой северной тишиной. Я понял, насколько серьёзны такие встречи, и никогда больше не выходил на них один.» — Э.Т. Кренкель, «RAEM мои позывные».

Камера тишины

я в твитере       я в фейсбуке        я в контакте        я в ютубе

 

Если у вас есть что дополнить или подискутировать, пишите:

%d такие блоггеры, как: