«

»

Suzanne Ciani (часть I): обаятельный пионер электронной музыки

Suzanne Ciani (Сюзанне Сиэни) — один из самых ранних, но менее известных пионеров электронной музыки! Кто-то называет ее “примадонной диода” или “‘первый герой-синтезатор Америки женского пола”. В в этом году она стала получателем премии за инновации от Moog на мугфесте 2017, вместе с Дево и Брайаном Ино. Сиэни, однако, бесшумно привносила новшества в различные области музыки и саунд-дизайна в течение почти полувека. Она была одной из нескольких женщин, стоявших на линии фронта электронных инноваций в 1970-х, пятикратной номинанткой премии Грэмми в области «авторской записи», пионером жанра нового века и первым сольным композитором-женщиной с саундтреком для голливудского фильма «Невероятно Худеющие Женщины». Она, также, создала знаменитый эффект “pop and pour” для Coca-Cola’s.

Вы бы смогли потратить всю свою жизнь на отношение с «железякой»? Не с гладким смартфоном или планшетом… а с запутанным в разноцветных проводах, регуляторах и кнопках, большим модульным синтезатором,  известный как Buchla (Букла). Suzanne Ciani потратила большую часть своей карьеры на исследование данного музыкального инструмента. Так созданные ею булькующиеся, стрекочищиеся и другие электронные звуки, синтезированы именно на нем (она мило называет его своим «парнем»). «Время от времени то и дело происходили сбои», пролепетала она, подобно Мерлин Монро и одновременно, как хиппи с Вудстока, через телефон с ее студии в калифорнийском прибрежном анклаве Болинаса: “Технология, всегда очень хрупкая — вы никогда не знаете, когда она может сломаться”. 

Сейчас, она возвратилась к Buchla (Suzanne Ciani с семинаром по синтезатору Buchla 200e)- инструменту, который  всегда будет в ее сердце.  Данный синтезатор был продемонстрирован ей самим изобретателем Доном в те времена, когда она изучала музыкальные композиции в Калифорнийском университете в 1970 году. Как было сказано в одной из аннотаций к ее музыке: «Buchla —  это соперник от Сан-Франциско, идущий ноздря в ноздрю с Moog из Нью-Йорка …но управляемый сообществом фестивальных фриков и академических кислотных едоков”. Сюзанна вскоре зарекомендовала себя, как ярая поклонится Buchla и, переехав в Нью-Йорк, когда авангард Сохо бурлился изо всех сил, она попала в сообщество таких музыкантов как Филип Гласс, Владимир Уссачевский и Орнетт Коулман.

Но выбрав Buchla в роли своего «парня»,пришлось смирится с  набором сложностей идущих в придачу. Когда смотришь на ее живые выступления — ты видишь изящную “хореографию движений”. Но при этом, ты не догадываешься, что такой большой синтезатор постоянно ломается, и уходят годы на фиксацию проблем и их решения. Перемещаться с ним было очень опасно: «Что-то может сломаться при прохождении авиалинии, багаж может трястись и он будет биться об внутренности машины. Вы ни когда не знаете, придется ли вам в этот раз, его чинить”, говорит Сиэни.

Мало того, что была непредсказуемость с синтезатором, Сюзанне также пришлось с силой проталкивать свое творчество  слушателям. Ее электронная музыка была столь посторонней, что она создала “совершенно новый мир и язык”. Живое выступление перед недоверчивым Дэвидом Леттерманом в 1980, подчеркивает, что даже после Kraftwerk, ее таланты многим казались причудливыми. “Никто даже не понял, что звук создавал синтезатор, он даже не догадался”, говорит она. “Для того времени, это было настолько в диковинку, что было трудно связать в едино — звук и «железо». Как говорят, такое было с  Колумбом, когда он плыл в океане — индейцы даже не видели судно, потому что у них не было вообще понятия судно”.

В 1974 она встретила Филипа Гласса и уже в течение некоторого времени перенесла свой синтезатор Buchla в его студию. “Я проводила уроки около месяца или больше по обучению работы с синтезатором, и под конец уроков для него не было ничего не понятного”. Но другие композиторы не были столь же восприимчивыми как он. Стив Рейчи как-то заявил: «Вы должны отправить все эти «машины» на луну и заставить их оттуда не возвращаться!’», смеется она. “Это настолько забавно, потому что Стив, в те дни, открыто ненавидел любые электронные инструменты. Но  несколько лет назад, я была на большом бизнес собрании, и один молодой человек подошёл ко мне. Он был музыкант-электронщик. ‘Я думаю, что вы знаете моего папу?’, сказал он, и я просто засмеялась вслух, ответив: Это — идеальная кара, что сын Стива стал электронным музыкантом».

Но даже чисто, как клиенту студии звукозаписи, Buchla «предъявлял» свои ограничения. “Я прошлась по всем звукозаписывающим компаниям и сказала — давайте заключим соглашение”, вспоминает Сиэни. Они спросили  «Что вы умеет делать?», и я сказала «Я играю на Buchla», и они все «Что это?», а я им «я  вам покажу». Но даже возможности некоторых студий не могли разместить Buchla — или по крайней мере, музыкальные должностные лица ни как не могли вместит в голову мысль, что мне не нужна группа. Они спрашивали: “почему вы не поете?’, ‘где гитара?’, ‘вы — девочка, знаете, что вы должны петь!‘”. В общем, не было ни кого моего «музыкального часа», пока я не пошла в рекламу».

Suzanne Ciani (часть II): обаятельный пионер электронной музыки.

Наше сообщество в Контакте Твиттере Фэйсбуке Ютубе

Если у вас есть что дополнить или подискутировать, пишите:

%d такие блоггеры, как: